AntonyMolko
stay gold
Я решила последовать примеру людей и поутаскивать свои фичочки с всяких фестов. :-D
Неожиданный плод моего воображения (читай: себлейн)
Но пусть будет :lol:

Написано на I тур блейнофеста на заявку
18. Себлейн. Future-fic. Курт уезжает в НИАДу, забывает Блейна. Тот переживает, все еще не может забыть его, но в конце концов сдается натиску Себастьяна, который его действительно любит. Через несколько лет встреча счастливого, все еще встречающегося с Блейном Себастьяна и одинокого Курта. "Ты не представляешь чего мне стоило упросить отца нажать на комиссию НИАДы, чтобы расчистить себе дорогу"

Блейн.
Он по-честному сдержал своё обещание, данное ещё в самом начале их отношений. Он не сказал Курту "прощай", нет, он просто не смог. Андерсон до конца верил, что всё это будет навечно - Хаммел дождется его, ведь год это ничто перед вечностью, которая ждет их, которая открыла дверь им двоим. И Блейн готов, с момента их первого поцелуя, готов войти в эту дверь вечности, крепко держа за руку Курта, чувствуя связь с ним и его поддержку, любя его всем сердцем и получая любовь взамен.
Он не сказал Курту "прощай" - Курт сделал это за него. Его мальчик был так поглощён мечтами о Бродвее, что уезжал в НИАДу со слезами счастья на глазах, они у него горели так, как Блейн не видел никогда прежде, и он был искренне счастлив за Курта, что сердце стучало в груди столь же быстро, как и у Хаммела. Оно просто уже знало, что это конец сказки, что именно здесь заканчивается их вечность рядом друг с другом - именно в аэропорту, где они попрощались в конце августа.
Были звонки, были разговоры, часто, как и подобает..
- Прощай, Блейн. Это..это просто исчерпало себя, - на грани слышимости проговорил в трубку Хаммел и положил её. Был канун Рождества и, наверное, Блейн никогда не забудет этот шепот и этот день.

Себастьян.
В каждой шутке есть доля правды, в любом действии присутствует скрытый, но такой болезненный для осознания мотив. Себастьян не мог себе долго признаться, что это не просто обычное влечение к парню, как обычно бывало - чувства оказались гораздо сильнее. Начиная с восхищения достижениями и самим Андерсоном, после постоянное желание разбить их отношения с Куртом (исключительно назло последнему), и заканчивая просьбой отцу "помочь одному другу" и продвинуть Хаммела в НИАДу. Смайт не думал, что из вредности и скотских пожеланий вырастет что-то чистое и светлое, но всё же он был достаточно силен, чтобы признать свои чувства.
С самого сентября, практически каждый день, Себастьян видел Блейна с тоской в глазах, видел его опущенные плечи и руку, вытянутую по столу - видимо просто по-привычке. Старые обиды были уже давно позади, они уже даже разрешили тот инцидент с попаданием слаши в глаз Блейна, поэтому теперь Смайт даже мог без ухмылки на лице подходить к Андерсону в кофейне.
- Сегодня настолько похолодало, что ты решил повязать бабочку из шарфа, Блейн? - подсаживаясь к парню, Себастьян внутри себя замирал, внимательно вглядываясь и в очередной раз огорчаясь при виде этих потускневших глаз. Андерсон сгорал, просто сгорал - причиной был этот заносчивый Курт, которого Блейн и правда любил. - Плохой день?..Улыбнись, станет легче.
Своё смущение Смайт прячет в нескольких глотках кофе с каплей коньяка.
Андерсон одарил его взглядом с укором и непониманием, но после даже кратко улыбнулся. Они заговорили.
Изо дня в день, из раза в раз, и разговор за разговором - Себастьян открывался Блейну с совершенно другой стороны.
Это уже был не тот человек, что называл его гей-циклопом и придумывал также для участников Хора различного рода прозвища, это был достаточно забавный, образованный и любознательный человек. С которым можно было вести множество бесед, словно исповедуясь или сидя на приёме у психолога - под прикрытием, конечно.
И с каждый разом становилось всё спокойнее, а сначала осторожные и нечаянные прикосновения Себастьяна, после перерастали во вполне определённые взгляды и пожатие рук - а также слова.
Себастьян же чувствовал, как Блейн всё больше близится к нему, он видел радость и искры в глазах Андерсона и был счастлив лишь от того, что эти искры принадлежат ему.
Он не мечтал ни о чем большем, но жизнь и сама приподнесла ему неожиданный подарок. Ещё за неделю до Рождества, его было решено справить у Себастьяна всей дружной компанией Соловьев - а под конец празднества, Блейн был таким уязвимым и тихо слёзы катились по его щекам, когда Себастьян обнимал его, сидящего на подоконнике в комнате Смайта.
Себастьян решил, что больше слёз Блейна он не увидит, и что он расшибётся, но сделает его самым счастливым человеком на Земле - у них будет своя, новая вечность.

Курт.
Бойся своих мечтаний, ведь они могут исполниться - но зачем придавать значение этим словам. Он был таким маленьким мальчиком, когда пришло письмо из НИАДы, в котором говорилось о зачислении. Он был ослеплен счастьем, успехом, своей мечтой, просто всем..и просто Блейн померк для него на фоне всего этого. Нет, любовь никуда не прошла, просто столько всего яркого - люди, впечатления, действия, что голова идет кругом. И спокойный, его, уравновешенный Блейн, который остался в старой жизни, в которой Курт был счастлив такое недолгое время. Самое яркое для него, но всё же.
Блейн ждал его - звонки, смс, интернет - они постоянно общались, и всё-таки это было не то. Было элементарно сложно, практически невозможно, для Курта, выносить это. Он сильный, но даже сильные порой ломаются под напором и давлением.
Просто "прощай", он положил трубку, он осознал, что должен был всё закончить ещё перед отъездом - так надо.
Осознал и направился навстречу новому дню, гордо задрав нос и вытирая одинокие слезы на фарфоровых щеках. Новый день и новая жизнь, он сможет построить свою сказочную вечность в одиночестве, ведь он же сильный.

Себастьян, Курт, Блейн.
Канун Рождества и прошло уже пять лет с того момента, как Себастьян дал себе наставления и обещания. Он сдержал их, именно поэтому сейчас сидел в кофейне недалеко от Центрального Парка в Нью-Йорке и пил кофе. Он ждал своего Блейна, того, который уже спешил к Себастьяну с занятий и должен был прибыть. То ощущение спокойствия, которое жило в Смайте уже пять лет, не покидало его и сейчас, и он был искренне счастлив быть с Андерсоном до сих пор. Он создал их вечность, создал её гораздо быстрее, потому что незаменимым помощником стал Блейн - вдвоем было гораздо проще, потому что поцелуи перед камином и согретые чужим дыханием руки на морозе - сильнее любых стараний.
Почти в замедленной съемке Себастьян видит его - гордого, с лёгким румянцем на щеках от мороза, говорящего по телефону с непреодолимой скоростью и уже заказывающего кофе около кассы. Курт практически не изменился за эти несколько лет, но повзрослел - даже слишком. Хаммел пронесся мимо умиротворенного Себастьяна, даже не заметив его.. но ведь это легко исправить.
- Не ожидал тебе увидеть здесь, Курт, - вставая рядом с Хаммелом, Смайт внимательно наблюдает за поведением парня. Кажется, он даже слегка подскочил на месте, но улыбка сияла не его лице, когда оно предстало Себастьяну. - Счастливого Рождества.
- Пробегал с репетиции домой, зашёл погреться. А что тебя занесло в Нью-Йорк сейчас? - Курт нахмурился по своей привычке, рассматривая такого непривычно доброго с виду бывшего соперника. В глазах Хаммела было что-то такое неуловимое в эти моменты, словно он и не хотел пересекаться с прошлым, но будто ему это было жизненно необходимо. Он не показывал это, он не признавался в этом самому себе - он строил свою вечность.
- Я здесь жду..кое-кого, знаешь, - Смайт улыбнулся, когда краем глаза увидел Блейна, вошедшего в кофейню и оглядывающегося. Почти подошедшего, его увидел и Курт - в отражении идеально чистого стекла прилавка.
- Лучше бы ты сказал мне какую-то гадость в своей манере..счастливого Рождества, Себастьян, - кивнув Смайту, Курт поспешил удалиться, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания. Наверное, в тот момент в нём что-то сломалось. Наверное, это была его вечность.
Курт осторожно наблюдал за лёгкими и непринуждёнными движениями, за влюблёнными взглядами и прикосновениями рук - за той улыбкой и выражением лица, которое раньше было только по отношению к нему. Его мечта исполнилась, он стал пробираться всё дальше на Бродвей. Он светится там звездой, но в одиночестве. Но Блейн до сих пор светится ярче чем он, светится, потому что полон любви к такому неожиданному сейчас для Хаммела Себастьяну.
Уже прошло немало времени - ведь люди меняются, всё меняется.
- Ты не представляешь чего мне стоило упросить отца нажать на комиссию НИАДы, чтобы расчистить себе дорогу, - пронеслось над ухом Курта, когда он развернулся и пошел было подальше от кофейни в сторону дома, но его быстрыми шагами нагнали и плюнули в лицо. Хочется думать, что это просто игра воображения, галлюцинации от холода или переизбытка эмоций, которые грозятся вылиться потоком слёз. Думай, Курт, если ты так хочешь. - Да, уже догоняю тебя!
Этот отдаляющийся голос в противоположную от Курта сторону, уносящий с собой его вечность, которую Хаммел разрушил сам.
Сможет ли он построить с нуля третью? Неизвестно. Наплевать, теперь наплевать.
Блейн, в отличие от него, построил свою вечность, совершенно истинную и настоящую - наверное, это главное.

@темы: творчество, glee, fiction, длинное и содержательное мнение